Орлец. Из истории уральского камня.

Орлец или уральский родонит.Орлец — старинное уральское название родонита. Уже более двух столетий этот красивый розово-алый камень используется в самых разнообразных камнерезных изделиях. Он обладает великолепной окраской, достаточно тверд, хорошо режется, шлифуется, принимает зеркальную полировку.

Почему уральский родонит прозвали орлецом, достоверно неизвестно. По легенде, маленькие алые камешки в старину находили в орлиных гнездах. Цвет орлеца сравнивают с утренней зарей и красой осеннего леса, с кораллами и рубинами, с вишней и малиной. Но любые сравнения весьма приблизительны: у орлеца своя собственная, легко узнаваемая окраска с разнообразными, но характерными только для него оттенками и свой особый блеск после полировки. Светло-розовый цвет камня то плавно меняется в яркий карминно-красный, то расходится причудливыми узорами черных дендритов, соседствуя с желтоватыми, бурыми, зеленоватыми пятнами.

Богатство оттенков и замысловатые узоры линий будят воображение, вызывая самые разнообразные ассоциации. Родонитовой окраске присуще некое неуловимое изящество, придающее камню своеобразный «благородный» вид. Орлец прекрасно смотрится в изделиях любого размера — от бусин и запонок до обелисков и колонн метро.

Месторождения родонита известны во многих странах, но уральский орлец не имеет себе равных. Именно Урал принес родониту всемирную известность. А. Е. Ферсман считал его одним из самых замечательных российских самоцветов, вторым по значимости уральским камнем (после малахита).

В наше время родонитом называют как минерал состава (Mn,Ca)5[Si5O15], так и сложенную им породу. Помимо собственно минерала родонита в уральском орлеце присутствуют примеси желтовато-бурого граната спессартина, бледно-розового бустамита, серого тефроита, красного родохрозита, белого кварца, зеленоватого пьемонтита и других минералов.

В окрестностях месторождений уральского родонита не увидишь крупных горных хребтов или обнаженных скал, есть только плавные очертания невысоких холмов и увалов. Неспешно текут Чусовая и другие реки и речушки; светлые березовые рощи, сосняки, изумрудно-зеленые поляны — самые обычные спокойные российские пейзажи.

Однако сотни миллионов и миллиарды лет назад здесь происходили грандиозные геологические катаклизмы: сталкивались дрейфующие континенты, извергались горячей магмой вулканы, вздымались в поднебесье и рушились гигантские горные хребты, возникали и исчезали моря, на дне которых миллионы лет накапливались осадки. И всё это повторялось неоднократно.

Следы бурной и таинственной геологической истории Урала почти не видны на земной поверхности. Они прослеживаются на глубине — в обнажениях древних горных пород, в том числе и в старинной орлецовой шахте Малое Седельниково.

Здешний родонит генетически связан с марганцевыми месторождениями, которые приурочены к вулканогенным и осадочным породам Среднего и Южного Урала. При этом он может иметь как гидротермальное, так и метаморфическое происхождение.

В силурийском и девонском периоде (360 — 450 млн лет назад) на месте современных Уральских гор плескались морские волны и извергались вулканы. Застывшие лавы скапливались на дне древних морей, а в периоды снижения вулканической активности покрывались слоем осадков. В результате неоднократного повторения этих процессов образовался своеобразный кремниевый «слоеный торт» из чередующихся пластов изверженных и осадочных пород, насыщенных соединениями марганца и железа.

В начале каменноугольного периода (около 350 млн лет назад) моря отступили и началось образование гор. Породы уплотнялись и при этом раскалывались. В разломы проникали горячие гидротермальные воды, насыщаясь железом, алюминием, марганцем и другими элементами. В полостях и трещинах из остывающих растворов рождались новые минералы и породы, в том числе и орлец.

У метаморфического родонита несколько иное происхождение. Содержащие марганец вулканические породы древних морских островов и прибрежных зон миллионы лет подвергались выветриванию а также химическим и биохимическим изменениям, вымывались водами рек; в результате чего на дне морей накапливались будущие марганцевые руды, состоящие из манганита, пиролюзита, псиломелана и прочих окислов и гидроокислов марганца. В процессе поднятия Уральских гор дно морей становилось сушей и в новых условиях первичные соединения частично перешли в силикаты и прочие минералы, слагающие современный орлец.

Орлец (родонит).

Точная дата открытия месторождений орлеца не известна. Геологическое изучение района орлецовых копей началось во времена Петра I, когда уральскими горными заводами управляли В. Н. Татищев и В. И. де Геннин. Во второй половине XVIII века здесь проходили пути научных экспедиций.

Среди их участников был выдающийся естествоиспытатель, ученый-энциклопедист Пётр Симон Паллас, который одним из первых всерьез заинтересовался геологией Урала. Летом 1770 года он посетил Полевской и Сысертский горные заводы и осмотрел все окрестные копи, описывая россыпи и обнажения горных пород. Но никаких упоминаний об орлеце в его работах нет. Очевидно, к тому времени месторождение родонита еще не было открыто.

В Эрмитаже хранится родонитовый обелиск высотой более трех метров. На нем имеется надпись, сделанная накладными бронзовыми буквами — «1777 декабря 12 дня». Но эта дата не имеет отношения ко времени изготовления изделия или открытия орлеца.

12 (23) декабря 1777 года — день рождения императора Александра I, а обелиск доставили в Эрмитаж только в 1802 году. Это изделие было вырезано на Екатеринбургской гранильной фабрике, которая в 1773 году практически дотла сгорела при пожаре и до 1779 года никакие камнерезные работы на ней не производились.

Первые находки уральского орлеца обычно относят к 1781 — 1783 гг. Возможно, так оно и было, но достоверные подтверждения этих находок пока не обнаружены. А в архивных документах с описью «Месторождений цветных камней по Уралу 1792 — 1797 гг» уже имеется запись:

«По объявлению Арамильской волости деревни Седельниковой крестьянином Никитой Партиным заявлен шпат или орлец малинового цвета с черными железистыми прожилками и пятнами изредка желтыми».

Вероятно, это была первая, документально подтвержденная находка орлеца. Далее следуют точное расположение месторождения и его приблизительная оценка:

«... от показанной Седельниковой деревни по той же Сысертской дороге, переехав поскотину, и от поскотины не более двухсот сажен от дороги в левую сторону, например, шесть сажен, при сосновом и березовом лесу на ровном месте и от написанного шпата со сто сажен, от Екатеринбурга 27 верст».

«По разработке и свидетельству оказалось означенного шпата во внутренности земли не в большом положении немалыми штуками, но токмо по природным паринам разбористыми, коего немалое число и на разные поделки годного доставаемо было и впредь к добыче надежда полагается».

В 1798 году первое упоминание об орлеце появилось в специальной литературе — в «Первых основаниях минералогии» российского ученого, академика В. М. Севергина. С начала XVIII века название маленькой уральской деревушки Малое Седельниково стало хорошо известно минералогам всего мира.

«Ни одно месторождение мира не может соперничать с замечательным месторождением деревни Седельниково на Среднем Урале, откуда в течении более чем полутораста лет вывозились огромные глыбы этого цветного камня» — писал А. Е. Ферсман.

До начала прошлого столетия оно было единственным в России месторождением родонита и вполне удовлетворяло потребности Екатеринбургской и Петергофской камнерезных фабрик. Добыча орлеца велась не постоянно, а по мере надобности. Спрос на него был довольно стабилен, но время от времени происходили вспышки моды на розовый камень и тогда приходилось расширять добычу.

Так, в 1859 году в обработку поступило 4870 пудов (около 78 тонн) орлеца, затем добыча почти на десять лет была приостановлена. Из добытого камня было изготовлено несколько уникальных изделий, среди которых особое место занимает большая орлецовая чаша, изготовленная из камня весом около тысячи пудов. Когда приступили к обработке, выяснилось, что в монолите есть трещины, по которым он мог расколоться. Так как работать пришлось очень осторожно, мастера трудились над чашей почти десять лет.

Наконец чашу доставили в Петербург и разместили в кладовой каменных вещей Кабинета. Затем ее экспонировали сначала на Всероссийской мануфактурной выставке, а 1873 году — на Всемирной выставке в Вене. Оттуда чашу перевезли в Эрмитаж, где она и находится по сей день. Размеры этого уникального изделия — 180 X 125,5 X 88 см, а вес — 2,2 тонны.

Большая чаша из орлеца; Эрмитаж.

На Александра II чаша произвела очень сильное впечатление. Император живо заинтересовался тем добывается ли еще этот камень и не истощено ли его месторождение. И в скором времени в Екатеринбург понеслась депеша с предписанием министра Кабинета его императорского величества: «... возобновить в текущем году, когда наступит удобное время, добычу камней, нужных для приготовления изделий». В следующем предписании предлагалось «стараться добыть сколь возможно большие куски орлеца».

И уже 7 октября 1869 года тогдашний директор Екатеринбургской гранильной фабрики А. И. Лютин докладывал в столицу: «Имею честь донести, что добыча орлеца окончена; в течение нынешнего лета добыто камней довольно хорошего цвета и прочности всего с мелкими кусками приблизительно до 5000 пудов».

После перевозки камня на фабрику выяснилось, что за лето 1869 года было добыто 8616 пудов орлеца, в том числе гигантский монолит весом 2850 пудов (46,7 тонны). Это был самый крупный камень за всю историю месторождения. Вероятно, нигде и никогда прежде из рудника не извлекали монолит подобного размера.

Для того чтобы доставить его с копей на фабрику, пришлось построить специальную дорогу и дожидаться зимы. Добытого в том году орлеца камнерезам хватило надолго. Ведь даже на распиловку глыбы в 1 — 1,5 метра (а таковых было немало) иногда уходило до 7 лет.

Наверное, самым известным монументальным изделием из орлеца является саркофаг императрицы Марии Александровны. Для него и выбрали тот самый гигантский монолит весом более 46 тонн. Из самого большого орлецового камня было изготовлено самое крупное в мире родонитовое изделие.

Работы начались в 1888 году. Поскольку перенести монолит в здание камнерезной фабрики было невозможно, вокруг глыбы построили специальное помещение. Пилили камень медленно — по несколько миллиметров в сутки. Поскольку из столицы торопили, черновая обработка была завершена за год — к лету 1889 года.

Продолжить работу должны были петергофские мастера. Перевезти этот гигантский полуобработанный камень из Екатеринбурга в Петергоф было совсем непросто. От фабрики до ближайшей железнодорожной ветки был проложен временный рельсовый путь. От Перми монолит везли на барже, а затем вновь по железной дороге. Петергофские камнерезы трудились над ним до 1905 года.

Размеры готового саркофага — 179 X 114 X 87 см; вес — 6,7 тонны. Его можно увидеть в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга — усыпальнице рода Романовых.

Саркофаг императрицы Марии Александровны. Изготовлен из уральского орлеца.

Со второй половины XIX века Екатеринбургская гранильная фабрика обладала исключительными правами на разработку орлеца близ деревни Малое Седельниково. Но несмотря на самые строгие запреты добычей занимались и местные жители. Поскольку копи не были четко отмежеваны от крестьянских угодий, контролировать таких «вольных старателей» было совсем непросто.

Уже в те времена были известны и другие месторождения орлеца: близ деревень Гагарская, Курманка, Бородулино, Курганово. Но и в начале XX века Малоседельниковская копь оставалась главным источником родонита. Как по запасам так и по качеству розового камня она не имело себе равных. Даже в наши дни геологи считают что у этого месторождения нет аналогов. Да и мастера-камнерезы всегда предпочитали работать с седельниковским орлецом.

Однако любое, даже самое богатое месторождение рано или поздно иссякает. Подсчитать, сколько всего здесь добыто родонита не представляется возможным. Вероятно, многие тысячи, а может и десятки тысяч тонн. Глубина карьера Большой орлецовой копи, которую также называли урочищем «Красный камень», когда-то составляла десятки метров; в наше время копь полузавалена, а старинные отвалы превратились в холмы, заросшие кустарником и соснами.

Но история Малоседельниковского м-ния на этом не заканчивается. В советские времена в этом районе были обнаружены четыре новых залежи родонита. Только добыча велась не открытым способом, а в шахтах, наиболее глубокие из которых доходили до родонитовых тел, находящихся на глубине около 40 метров.

В старину месторождения обычно открывали старатели-одиночки, и зачастую случайно. Брали в основном то, что буквально лежало на поверхности или совсем близко от нее, а когда даже самые богатые копи отрабатывались, начинались разговоры об оскудении Уральских гор. В наше время хорошо известно, что главные богатства Каменного пояса России скрываются глубоко в недрах и наткнуться на них случайно, увы, невозможно.

В 1970-х основным источником орлеца стало Кургановское месторождение — крупнейшее из разведанных советскими геологами на Урале. Долгое время оно было известно как марганцевое; поиски родонита начались здесь еще в 50-х, но без особого результата. Геолого-разведочные работы возобновились в 1976 году. В результате бурения на глубину 65 — 80 метров было обнаружено 17 родонитовых тел.

Выяснилось, что запасы качественного орлеца составляют здесь минимум сотни тонн, а при расширении месторождения вполне могут быть увеличены. Параллельно велись исследования и в других районах Свердловской области; в результате была признана перспективной целая группа родонитовых проявлений: Александровское, Афанасьевское, Барановское, Горнощитское, Дмитриевское, Змеиногорское, Полдневское, Октябрьское.

Месторождения орлеца есть не только на Среднем, но и на Южном Урале — так называемая Магнитогорская группа. Многие из них расположены вдоль берегов реки Урал и тянутся цепочкой с севера на юг: Кураминское, Никольское, Сулеймановское, Уразовское — десятки месторождений и проявлений.

Чего только не делали за прошедшие двести лет из уральского родонита: шкатулки, бусы, запонки, броши, табакерки, пепельницы, подсвечники, бокалы, абажуры, ручки для тростей, чернильницы, печати и т. д. и т. п. Спрос на него всегда был довольно стабилен, невзирая ни на какие капризы моды. Орлецом облицованы колонны станции метро Маяковская в Москве.

Станция метро «Маяковская» в Москве. Колонны облицованы орлецом.

Есть у орлеца одна особенность, отличающая его от многих других поделочных камней — он просвечивает в тонких пластинах. Поэтому мастера часто используют его при изготовлении витражей, светильников или люстр. При подсветке изнутри он меняет интенсивность и глубину окраски, а не различимые в отраженном свете узоры проявляются особенно четко.

И вот что интересно. Орлец довольно хрупок и поэтому далеко не для любых камнерезных изделий достаточно хорош. Например, для изготовления таких тонких предметов, как ножи для разрезания бумаги, линейки или книжные закладки лучше использовать более вязкие камни, например, нефрит или змеевик. Но почему-то наибольшей популярностью в подобных изделиях пользовался именно орлец. Очевидно, этот розовый камень вызывает у многих людей особые симпатии.

Вот уже более двух веков уральский родонит охотно используют в своих работах мастера-камнерезы и ювелиры, создавшие из розово-алого камня бесчисленное множество самых разнообразных изделий. Многие выдающиеся изделия оз орлеца хранятся в коллекциях Эрмитажа и других музеев: обелиски-пирамиды, парные торшеры в виде колонн, вазы, канделябры.

Дипломатические подарки из орлеца еще в XIX веке обеспечили ему всемирную известность. Изделия из уральского родонита преподносили императорам и президентам. Этот камень был одним из излюбленных материалов в мастерских К. Фаберже. Наряду с малахитом и яшмой, орлец стал одним из символов сказочных богатств Урала — Каменного пояса России, и пользуется своей славой вполне заслуженно.

 

Литература (основная):
Аринштейн М. Б., Мельников Е. П., Шакинко И. М. — «Цветные камни Урала», 1986.
Буканов В. В. — «Цветные камни. Энциклопедия», 2008.
Ефимова Е. М. — «Русский резной камень в Эрмитаже», 1961.
Павловский Б. В. — «Камнерезное искусство Урала», 1953.
Ферсман А. Е. — «Очерки по истории камня». т. 1 — 2, 1954.

Отзывы